browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Почему я прошел? Романс на стихи Ю.Потапова

[audioplayer file="http://ypotapov.ru/wp-content/uploads/2016/05/Romans.mp3" titles="Романс на стихотворение Ю.Потапова"]

ТОЛПА

Площадь, брусчатка,

следы от сапог,

туфель, кроссовок,

окурок, плевок.

Ор, толкотня,

воздетые руки.

лают с трибуны

праздные «суки».

Разинуты глотки,

капает пена,

страсти кипят,

рвутся из плена.

Тянутся взгляды

к орудиям мести,

на пальцах сверкают

кольца и перстни.

От этого ора

рушатся стены,

будто конец

Земле и Вселенной….

Локти, коленки,

зады и груди,

за место у блюда

пощады не будет.

Таращат зенки,

топырят уши.

где же их разум,

где у них души?

Слёзы терпения,

сгустки злости,

сорвана с раны

корка коросты.

Прорван гнойник,

вытекла правда.

была эта чистая

правда, неправдой.

А, правда.

тогдашней неправды мутант

стала сегодня

пособником банд.

Запутались люди:

где правда, где кривда,

чем отличаются

Сцилла с Харибдой?

«Звёзды» политики,

«звёзды» эстрады,

что вытворяете,

подлые «гады»?

Был лилипутом,

стал «великаном»

после того,

как мелькнул на экранах.

Голые ж….ы,

пупы и титьки:

на сцене « путаны»

под Нефертити.

Удары руками.

ногами по скулам,

но улыбаются

зомби-Дракулы.

Кровь по ступеням

лезет под ноги,

«Джеймс» поцелуем

подводит итоги

 

Драки и «маты»

на телеэкранах.

не заживают

детские раны.

Дети ручонки

к скарбезникам тянут,

за «колу» и «Марс»

секс-калеками станут.

Уши устали

от мерзского бреда,

были бандиты.

стали скинхеды.

Взрастили потомство

бесчувственных зомби:

ножи, пистолеты

на джипах и комби.

Зарезана дочка,

лежит тело сына.

раздавлена жизнь

мафиозной машиной.

Где её привод,

и кто у руля?

кто у них матери?

где их земля?

А площадь гудит,

как встревоженный улей,

оружье готово

с резиновой пулей.

«Псы» за щитами,

дубинки в руках,

шлемы блестят

на пустых головах.

Готова дружина

дубинки поднять,

по лбам и спинам

бить и стрелять.

Толпа наступает,

безумье в глазах.

зубы сверкают

в разинутых ртах.

Оружие нищих

закатано гладко.

как лист у тетрадки.

Пивные бутылки

бьются о щит,

светильники слепнут.

витрина трещит.

Словно на дыбе,

вздёрнут автобус,

колёса торчат,

как раздавленный глобус.

Горят  «мерседесы»,

вопят и моргают.

о помощи крик их

тоску навевает.

Нищие тащат

коробки, пакеты.

сегодня на ужин

«собачьи» котлеты.

Гаснут витрины,

закрыты двери,

«хозяева жизни»

считают потери.

Бросок, и граната

в толпе взорвалась.

надежда слезами

из глаз пролилась.

Горячие головы

«фанов» бульварных

остыли под струями

пушек пожарных.

Вместе с плевками

плывут транспаранты

под бой, ко всему

безразличных курантов.

Очистилась площадь,

как после грозы,

захлопнулись глотки

безмозглой «попсы».

Обмануты властью,

побиты судьбой,

но власть выбирали

мы вместе с тобой….

Теперь же скулим,

как слепые котята:

«Подайте на хлебушек

детям, ребята…».

Просрали, что было,

не видим, что есть,

вскормили жлобов:

самим нечего есть,

Зачем голодовкою

тело терзать,

не проще ль хапугам

пинка в зад наддать?

Хотели ведь только

сказать, что хотели,

чтоб нас не лишали

того, что имели.

Дали пожить

по божьим законам,

не отбирали

надежд у влюблённых.

Площадь.

Не видно следов от сапог,

Туфель, кроссовок.

Размазан плевок.

На башне, как прежде

играют куранты.

внутренний враг

пострашней оккупантов.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *