browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Почему я прошел? Романс на стихи Ю.Потапова

[audioplayer file="http://ypotapov.ru/wp-content/uploads/2016/05/Romans.mp3" titles="Романс на стихотворение Ю.Потапова"]

У РАЗБИТОГО КОРЫТА

В крапивных зарослях забыто
Лежало кверху дном дырявое корыто.
Служило честно долгие года,
Знать, в нём была нужда,
Когда не представляли быта
Без деревянного корыта.

Его тесали из бревна осины.
Тесло ласкало нежно древесину,
Врезалось в тело мягко долото,
Стучал настойчиво дубовый молоток,
Дробя в щепу тугую сердцевину,
В корыто превращая плоть осины.

Потом шкурили грубым наждаком,
Скобля нутро бутылочным стеклом,
До совершенства долго доводили,
Для красоты в соку свеклы варили
И заливали кислым молоком,
Чтоб было крепче дерево потом.

Всю жизнь его в нем что-нибудь рубили,
Водой холодной после рубки мыли,
Безжалостно рубили тяпкой дно,
И прорубили в памяти окно.
Лежит теперь куском трухлявой гнили:
Осиновые чувства в нём остыли.

С капустой заодно порублена мечта,
Сквозящей трещиной подведена черта.

Вот так и мы: приходит час –
Ничто не держит в этом мире нас,
Не будоражат запахи весны,
Не снятся больше розовые сны,
Когда безвременье: что ночь, что день,
Когда от нас осталась только тень.

И тухнет жизнь – блаженный сон,
Любви и ненависти стон,
Когда светильник разума угас,
Когда любви мы объявляем «пас»,
Тогда похожи на корыто мы:
Глухи, слепы, горбаты и хромы,
Живём воспоминаньем дней былых:
Душа порублена, плоть в трещинах сквозных.

У РАЗБИТОГО КОРЫТА
В крапивных зарослях забыто
Лежало кверху дном дырявое корыто.
Служило честно долгие года,
Знать, в нём была нужда,
Когда не представляли быта
Без деревянного корыта.

Его тесали из бревна осины.
Тесло ласкало нежно древесину,
Врезалось в тело мягко долото,
Стучал настойчиво дубовый молоток,
Дробя в щепу тугую сердцевину,
В корыто превращая плоть осины.

Потом шкурили грубым наждаком,
Скобля нутро бутылочным стеклом,
До совершенства долго доводили,
Для красоты в соку свеклы варили
И заливали кислым молоком,
Чтоб было крепче дерево потом.

Всю жизнь его в нем что-нибудь рубили,
Водой холодной после рубки мыли,
Безжалостно рубили тяпкой дно,
И прорубили в памяти окно.
Лежит теперь куском трухлявой гнили:
Осиновые чувства в нём остыли.

С капустой заодно порублена мечта,
Сквозящей трещиной подведена черта.

Вот так и мы: приходит час –
Ничто не держит в этом мире нас,
Не будоражат запахи весны,
Не снятся больше розовые сны,
Когда безвременье: что ночь, что день,
Когда от нас осталась только тень.

И тухнет жизнь – блаженный сон,
Любви и ненависти стон,
Когда светильник разума угас,
Когда любви мы объявляем «пас»,
Тогда похожи на корыто мы:
Глухи, слепы, горбаты и хромы,
Живём воспоминаньем дней былых:
Душа порублена, плоть в трещинах сквозных.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *