browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Почему я прошел? Романс на стихи Ю.Потапова

[audioplayer file="http://ypotapov.ru/wp-content/uploads/2016/05/Romans.mp3" titles="Романс на стихотворение Ю.Потапова"]

ПУТАНИЦА

Намедни ко мне муза приходила,

Но я, нахально не открыл ей дверь.

Она, наверное, не в шутку рассердилась

И уж не скоро навестит теперь.

Она стучала мне в закрытое окно,

Пытаясь сквозь стекло ко мне пробиться,

А мне «до лампочки» сегодня, всё равно:

Сегодня я хочу «напиться».

Не до стихов мне нынче, не до слёз,

Не до грозы, не до любви и не до неба.

Сегодня мне милее всяких грёз

Солёный огурец и корка хлеба.

Налью я водочки стакан гранёный «всклянь»,

Понюхаю, как пёс, ржаную корку,

И мелкими глотками эту дрянь

Отправлю в рот и закушу икоркой.

Нет, не икрой зернистой золотой,

Не паюсной – из осетра с калугой,

А кабачковой, овощной икрой,

И завоплю затравленной «белугой».

Напьюсь до «чёртиков», нажрусь до блевоты,

Усну на лавке с храпом, как на нарах…

Что мне до вас, до вашей правоты?-

Я не рождён для подвига Икара.

 

Напился, зажевал и, как барон,

Лёг на топчан, укрылся пледом,

А за полночь – кошмар…! Мне снится сон:

Лечу к Парнасу за Пегасом следом.

Пытаюсь «на прямой» его догнать,

Но тщетно – он меня опережает.

Вот «Сивка-Бурка»! Если б раньше знать,

Стреножил бы его – пусть «наших знает»!

Ну, наконец-то! Крылья опустил,

Зелёным глазом на меня сверкает,

А я по тропке дальше «припустил».

А там меня моя мечта встречает…

Эрато в тунике с коротеньким хлыстом,

Евтерпа бросила плести венок из лавра,

А я стою пред ними босиком,

Похожий на плюгавого кентавра.

Я был тотчас замечен ими.

Взглянул на небо-потолок,

Решил похвастать перед ними:

И перейти на новый слог.

 

 

 

Присели чинно на скамью.

На блюде фрукты подают,

Льют в чашу крепкого рассола.

Затренькала струна виолы…

Я выпил и, приободрившись,

Взглянул обеим им в глаза,

И «заблеял», как «Дереза»:

«Простите – не опохмелившись».

Вы вообще меня забыли:

Дня два уж у меня не были,

А я вас жду до полуночи –

От бдения опухли очи…».

Эрато полуобернулась

И как-то хитро улыбнулась…

Евтерпа шепчет мне на ушко:

«Прости, слабо писать как Пушкин?

«Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты…»

Писал он мне, дарил цветы,

Ласкал озябшие колени

(у вас не топят, видно, сени…).

«а мне, давным-давно когда-то,-

-вступила в разговор Эрато,-

Юнец ещё, стихи читал,

Как страстно полюбил Тамар

Печальный Демон – узник гор,

Не переживший свой позор.

Вот так и ты пиши, как он:

«Белеет парус одинокий

в тумане моря голубом…»,

но был застрелен скоро он.

Да, Саша тоже был застрелен

Зимою утром на дуэли…

Никто так славно не писал,

И так жестоко не страдал,

Идя упорно к своей цели…

Конечно, были и другие,

Но все в тени, со стороны…

Дивясь на рифмы золотые,

Склонялись ниц – говоруны.

Вот так…! — задумалась Евтерпа,

Слеза скатилась по щеке, —

Жаль, не последней была жертва

Под пальцем на стальном курке.

Потом какая-то ватага

Не то друзей, не то врагов

На переломе двух веков

Стояла на краю оврага,

Кидая в погребальный ров

Охапки злых, поносных слов,

 

 

Кляня крутые перемены,

Не замечая в том измены

Бунтарским принципам своим…

Пусть Бог простит и нам и им!

Их век серебряным назвали.

Они себя в себе искали,

Но, видно, так и не нашли

И в вечность вязкую ушли…

 

Я так и знал! Как дальше быть?

Хотел ведь кое-что поправить…

Когда дошёл до этих строк,

Раздался еле слышный «квок» —

Курсор «взбесился», стал шалить:

Вместо того, чтобы «исправить»,

Уткнулся в «крестик» — «удалить».

Последняя глава стиха

Легла в «корзину» будто в лужу

(как та блудливая сноха,

вместо того чтобы собрать

на стол, вернувшемуся мужу,

бежит скорёхонько в кровать…)

Её оттуда не достать…

Я попытался в ней «копнуть»,

Но мне не удалось вернуть

Её на место. Экий срам!

Исчезла, как не нужный хлам…

(Ей потому пришёл конец,

что я в компьютерах не «спец».)

Да может к лучшему?  Пропала?

Знать в ней и толку было мало.

А мысли кончились, прервались,

Да вместе с беглецом-стихом

В «корзине» где-то затерялись.

 

Увы! Увы! Зачем писал?

Зачем на суд людей печатал?

Что этим опусом сказал,

За пустотою что припрятал?

За каждой строчкою туман.

Зуд славы тешил – графоман.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *